Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

ОТЕЦ ГАВРИИЛ. ПЕРЕВОД.

Окружили меня солдаты, как Христа, и ведут с этажа на этаж. Поднимаюсь наверх. А я знаю, что горит правительство. Тревога у них, приехали пожарные команды.. Поливают Ленина спереди и сзади, хоть меня бы так поливали. И горит здание Совета Министров, 12 метровое. Из Кашвети был этот,.. Валентин. Я вам правду рассказываю.. И вот закончилось, и я сказал: - Господи, я иду на мучение. - Я знаю, что не избегу расстрела. - Вот, Христос мой, всю жизнь я мечтал пострадать за Имя Твое. - И сейчас мне представился такой случай. На мне одета длинная монашеская одежда. Одет большой крест.

 

Пришли в кабинет, на 3-й этаж, я зашел. Там мужчина сидит, в костюме . Сидящие в комнате говорят друг другу: - Вот он. Вот этот священник, который сжег портрет. - Всем интересно на мое лицо посмотреть. Всем, из Цека и Тека. Вот сейчас эти начальники, кто хотел на меня посмотреть, все вопросы задают. И я стою там. Один.. Я молюсь : - Hеужели ты оставишь меня, Господи? - Я немного сомневался, молюсь по своему, - ведь ты Господи везде находишься.. И просил я Господа: - Bсе те иконы, которые я делал и те церкви, которые строил своими руками, благодатью которая на этих иконах, укрепи меня, я совершенно один, всеми покинут, никого нет рядом с монахом Гавриилом...

 

- А ну иди сюда - ткнули меня автоматами. Ты знаешь ,что тебе присудили расстрел? Я засмеялся. Перекрестился и сказал: - Велик ты Христос Бог и дивны дела Твои, и ни у кого нет такой дивной благодати как у Тебя.. - Иногда сажали меня к столу. А под ним были провода и они все записывали. - Это что? Bы думаете я не знаю, что вы все записываете? - Они засмеялись. Это кто про него сказал, что он сумасшедший? - Спросили меня: Ты сейчас Христа видишь? - Да!- отвечаю. Нам тоже покажи своего Христа. А вы выбросите ваши партийные билеты, тогда я вам покажу Его - пообещал я.

 

Господь благословил меня на этот подвиг, ( перечисляет имена святых) верю что и мой подвиг примет Господь, во имя любви к Богу и ближнему. Я уже здесь, в их руках. Рядом еще стоят, но без оружия, а я знаю, что оружие спрятано у них в карманах и если им скажут, то они тут же убьют меня. Знаю я дела коммунистов, волки в овечьих шкурах, и стоят так обыкновенно, как будто они мужчины.

 

Автоматами ткнули...- садись сюда, крест висит у меня на груди, крест не могут снять. Так сижу по- царски, разфуфыренный. Развернул рясу. – А ну-ка иди! Сядь сюда. Ты что это сделал, здание совета министров поджег. Это что ты сделал? – Что сделал? – Ты знаешь, что нам звонят из Москвы и из-за тебя нас поснимают. – А что я сделал? Я встал и перекрестился: - велик Tы еси Господи, и велики дела Твои, и могущество и неисповедимы пути Твои, а там все еще тревога... И моя сестра в Рустави уже узнала про поджег. А я уже в их руках. И знаю, что они меня убьют. Гнилые! Гнилые! - Да проклянёт Бог ваше мужество, возьмите и расстреляйте меня там, где я эту собаку сжег. – Годердзи, почему ругаешь нас? – Почему вы Сталина из могилы перенесли и сожгли. Вы разве партийные? – Маркса, Энгельса читал, Годердзи? Маркса, Энгельса... – Ты что это сделал, вся Москва звонит, в ЦК вызвали, из-за тебя все ЦК снимают.

 

ПОТОМ ОН ПОЕТ

Я сказал, Шеварднадзе что его еще ожидает большой почет, мои слова сбылись.. Oни говорят: - Какой он сумасшедший, ему даже пенсию дают.. Я проголодался, тогда Шеварднадзе сказал им: - Oтведите его в буфет и окажите уважение, это такой человек, что кто его видит сразу же вспоминает Господа. - Спросили меня: - Годердзи ты голоден? - А я и правда проголодался. - Поведите его в буфет и обращайтесь уважительно. Пусть благословит твою десницу святая Нина.

 

ПОЕТ

В это время перед моими глазами предстали Светицховели и женский монастырь Самтавро - краса Грузии. Ради них я должен пожертвовать собой, ради мучений святого Або, Або Тбилели мучили арабы, мусульмане. А меня мучают коммунисты. Иду последний мученик Гавриил, чего мне бояться?

 

Я был в студии у Резо Чхеидзе, подали мне стул, усадили. - Это грузинский проповедник. - В студии были Резо Чхеидзе и Отар Коберидзе. Я им говорю: - Зачем так сняли кино про мучение царицы Кетеван? Разве когда еe мучили, в ее мучении не было надежды? Почему нет в этом фильме ни одного крестного знамения? Про святую Кетеван, мать царя Теимураза... Режисер должен дела делать. Всех я вас должен выругать и побить, вы с ума свели Грузию этим госкинпромом, вы все фарисеи, а не режиссеры, надо передавать истину, а не вымысел режиссера. - Тут вот я повернулся и спрашиваю: - Куда это вы повесили этого антихриста? А они мне: - Там уже поджег, и хочешь, чтобы мы из кабинетов тоже повыкидывали? -.....

Отец Гавриил поет арию про вино из оперы Даиси Палиашвили..

 

 

  (перевод с грузинского подготовила Тамара Манелашвили)

Яндекс.Метрика

Более 3000 слушателейБолее 3000 слушателей

 

Наша группа в Вконтакте

Наставления, истории о преподобном